Больница.


bol

“Персик, не вертись!” - отчитывала Юлдуза кота, пытаясь завязать красный бант на его рыжий хвост. Как только бант был завязан, Персик вырвался из ее рук и принялся носиться по комнате, пытаясь освободиться от банта. Он вертел головой из стороны в сторону, хватаясь зубами за концы ленточки. Все это выглядело очень смешно и забавно. Юлдузу это страшно веселило, и она звонко хохотала, держась обеими руками за живот. Услышав ее громкий смех, мама заглянула к ней в комнату и спросила:
- Юлдуза, что ты так громко смеешься? – и, увидев кота, удивилась - Ой, что это с нашим Персиком?
- Мама, посмотри, как я его нарядила! А он совсем не хочет быть красивым.
- Нельзя мучить животных, - назидательно объяснила ей мама, и аккуратно отвязав бант с хвоста, ласково погладила кота.
- Так чем же мне заняться! - надула губы Юлдуза, притопнув ногой.
- Нарисуй что-нибудь в своем альбоме, - посоветовала мама.
- Я уже его весь изрисовала!
- Поиграй со своей новой куклой.
- Мама, я вчера целый день с ней играла.
- Ну, тогда сходи на улицу, погуляй во дворе. А когда придешь, мы с тобой вместе почитаем сказки.
Юлдуза нехотя стала собираться, но услышав за окном голоса ребят, пулей выскочила во двор.
Первыми, кого она увидела, это были Пашка и Сергей. Они шли по двору и о чем - то оживленно разговаривали. Вскоре с ними поравнялись, Оля с Наташей. А замыкал их шествие худенький Андрей.
Вдруг раздался громкий вой сирены, который привлек их внимание. Все обернулись и увидели, как мимо двора на большой скорости пронеслась машина “Скорой помощи”.
- Ух, ты! Какая мощная сирена. Что это за машина? - заинтересовался Сергей, - куда она едет?
- Она спешит к людям на помощь, чтобы вылечить их, - объяснила Юлдуза.
- Вот бы нам на такой покататься. И посмотреть, как врачи людей лечат, - загорелся Андрей.
- Фу, подумаешь,- фыркнула Юлдуза, - я и сама могу лечить.
- Как это? - удивились ребята и недоверчиво посмотрели на неё.
- А давайте в больницу поиграем, я вам все и покажу,- убедительно произнесла Юлдуза.
- Давайте, давайте!- закричали дети.
- А где мы будем играть? - спросила Оля.
- А давайте у меня,- предложил Пашка, - у меня никого нет дома и комнат много, аж целых три.
- Здорово! - обрадовались ребята и отправились вслед за Юлдузой к Пашке домой.
Как только дети вошли в квартиру, Юлдуза сказала:
- Я буду самый главный врач, но мне нужна помощница - медсестра.
Оглядев ребят, она ткнула пальцем в Олю:
- Ты будешь медсестра.
- А что я буду делать? - смутилась Оля.
- Будешь делать то, что я тебе буду говорить. Садись в прихожей у телефона и записывай всех больных.
- А вы, ребята, расходитесь по комнатам и ложитесь в кровати, это будут ваши палаты.
- Я выбираю самую большую комнату, - твердо сказал Пашка и улегся на большой диван в гостиной своей квартиры, над которым висели книжные полки.
- Тогда мы ляжем в спальне на большой кровати, - закричали Андрей и Сергей, и побежали в спальню Пашиных родителей.
- Ой, и я с вами, - спохватившись, крикнула им вдогонку Наташа.
- Нет, - остановила ее Юлдуза, - девочки должны лежать в отдельной палате, - и повела Наташу в Пашкину детскую комнату.
- А сейчас разойдитесь все по своим палатам и мы с Олей начнем врачебный обход.
Пока дети расходились по своим «палатам» и ожидали прихода «врача», Юлдуза сделала из белой бумаги два колпака, на которых ярким фломастером нарисовала красный крест. Колпак побольше она взяла себе, а поменьше отдала Оле.
- Ну, скоро там? – послышался чей-то нетерпеливый голос.
Юлдуза сделала важное лицо и вошла в комнату, где на кожаном диване развалился Пашка.
- Здравствуйте, больной. На что жалуетесь?
- Доктор у меня болит нога.
Юлдуза стала осматривать Пашкину ногу, щупая ее со всех сторон.
- Ой! - понарошку закричал он и, изображая боль, подпрыгнул на диване.
- Оля, записывай, - скомандовала Юлдуза, - у больного Паши перелом ноги, и мы сейчас ему наложим гипс.
С этими словами она схватила с журнального столика газету, задрала Пашке штанину, обернула газетой его ногу, а Оля обмотала ее бинтом. Потом Юлдуза, взяв ножницы, разрезала бинт и завязала на два крепких узелка.
- Это еще не все, - деловито пояснила она. - Нужно теперь подвесить над кроватью ногу, чтобы нога висела неподвижно. Взяв бельевую веревку из ванной комнаты, они привязали один ее конец к Пашкиной ноге, а второй к книжной полке, висевшей над диваном.
Отряхивая друг о друга руки, Юлдуза с наставлением произнесла: Ну, все больной, теперь лежите и не двигайтесь. А мы пойдем дальше. Нас ждут еще другие больные, - и направилась в следующую комнату, где лежали Сергей и Андрей.
- Кхе, кхе, - услышала она кашель Сергея.
- Медсестра, принесите ложку. Мы посмотрим у этого больного горло. Кажется у него простуда, - повернулась Юлдуза к Оле. Пока Оля бегала за ложкой Юлдуза поставила Сергею градусник и слушала, как он дышит, прикладывая то одно, то другое ухо к его груди.
- А теперь, больной, откройте рот и скажите “ААА”, - строго сказала она и заглянула Сергею в рот.
- Все понятно. У вас ангина. Сейчас я пропишу вам лечение. - И она стала делать вид, будто что-то пишет на бумажке. - Медсестра, поставьте ему горчичники на грудь. И еще ему нужно пить мед или варенье, три раза в день.
С этими словами Юлдуза выскочила в гостиную и спросила у Пашки, есть ли у него мед или варенье.
- Да есть, конечно! - закричал он. - Малиновое варенье, целая банка. Там на кухне в шкафу.
С трудом притащив из кухни литровую банку аппетитного малинового варенья, Юлдуза сунула полную ложку Сергею в рот. Сергей тряхнул своими кудряшками и поморщился как от горькой микстуры.
- А сейчас накройтесь одеялом, лежите и ждите, пока медсестра поставит вам на грудь горчичники, - сказала Юлдуза и перешла на другую сторону огромной двуспальной кровати, где лежал Андрей.
- Ну а вы, больной, на что жалуетесь? - обратилась она к Андрею.
- Доктор, я порезался и у меня болит палец, - ответил он и вытянул указательный палец прямо перед лицом Юлдузы.
Юлдуза, прищурившись, деловито обвела головой вокруг пальца, осмотрела его со всех сторон и сделала вывод:
- Ничего страшного. Сейчас мы вам его обработаем йодом, наклеим лейкопластырь и забинтуем. Медсестра, приступайте, - обратилась она к Оле.
Оля смочила ватку йодом и стала обтирать ею палец Андрея со всех сторон.
- Ай, яй, яй, - закричал он, - очень сильно щипит.
- Больной, потерпите немного, сейчас все пройдет, - успокоила Юлдуза и стала со всей силы дуть на его палец. Потом Оля наклеила лейкопластырь и аккуратно забинтовала палец Андрея.
- Медсестра, вы очень мало намотали бинта. Так палец никогда не заживет, - с этими словами Юлдуза выхватила у Оли бинт и стала наматывать его на палец. Она мотала и мотала, пока палец не стал похож на большую грушу.
Тут из детской раздался звонкий голос Наташи.
- А когда до меня очередь дойдет? Я тоже хочу играть в больницу.
- Имейте терпение, больная. Дойдет и до вас очередь. Мы уже идем к вам, - сказала Юлдуза и двинулась в ее «палату».
Наташа сидела на кровати, болтала ногами и грызла шоколадную конфету.
- Вы что, больная, вам нельзя кушать конфеты! – возмутилась врач-Юлдуза.
- Почему нельзя? - удивленно вскинула брови Наташа.
- Потому что у вас это … как его … диатез, - на ходу придумала Юлдуза, забирая у нее из рук конфету.
- Доктор, а что такое - диатез? Это страшная болезнь? - поинтересовалась Наташа.
- Диатез - это когда дети кушают очень много сладкого и у них появляются на лице красные точки, как сыпь, - с умным видом объяснила ей Юлдуза и намазала ее щеки красной помадой. – Больная, мы вас сейчас будем от этого лечить.
- Доктор, а это не больно? - испугалась Наташа.
- Конечно, не больно. Садитесь и закройте глаза.
Но Наташа только слегка прищурилась, и стала с интересом наблюдать за всем происходящим.
- Медсестра, обработайте пациента зеленкой, - обратилась Юлдуза к Оле.
Оля взяла маленькую палочку, намотала на нее ватку и смочила зеленкой. Затем, приблизившись к Наташиному лицу, стала тыкать этой палочкой то по одной щеке, то по другой. Иногда она останавливалась и дула в Наташино лицо, смешно раздувая свои щеки. Затем снова макала палочку с ваткой в зеленку и продолжала выводить точки на лице.


bol

И тут вдруг раздался страшный грохот. Сначала все замерли в оцепенении, но уже через минуту бросились в ту комнату, откуда послышался шум. Дети гурьбой вбежали в гостиную и застыли, раскрыв рот.
Оказывается Пашке, у которого была подвешена нога, стало скучно лежать, и он решил посмотреть свою любимую книгу со сказками и яркими картинками. Он попытался дотянуться до полки с книгами, но подвешенная на веревке нога никак не давала ему возможности это сделать. Пашка кряхтел и барахтался, снова и снова пытаясь дотянуться до книги. И вдруг полка заскрипела, закачалась, сорвалась со стены и грохнулась стеклянными дверцами на пол.
Что тут началось! …
Пашка слетел с дивана на пол и лежал возле сломанной полки, среди разлетевшихся книг и разбившихся стекол. Не замечая, ребят он безуспешно пытался отвязать веревку от ноги. Андрей бегал со вспухшим грушеобразным пальцем, который уже весь посинел. Сергей был покрыт красными пятнами от горчичников по всей груди. Ему ужасно жгло тело, и он пытался ртом задуть раскрасневшиеся места. А Оля хныкала и дула на руку, которую обожгла когда грела воду для горчичников. Но смешнее всех выглядела Наташа, усыпанная зелеными точками на красных, от помады щеках.
И тут раздался дверной звонок. Это пришла с работы Пашина мама. Не успела она открыть дверь, как дети юркнули в нее и кубарем скатились вниз по лестнице. А в квартире остался один Пашка, привязанный ногой к сломанной книжной полке.
Вечером Юлдуза слышала, как мама долго извинялась перед кем-то. Потом мама вошла к ней в комнату и сказала:
- Может быть, ты сама расскажешь, что сегодня натворила?
- Мама, я ничего не сделала. Мы просто все вместе играли в больницу.
- Хмм, - нахмурилась мама, - но ведь это ты все придумала. Придется тебя опять наказать.
- Но мама …., - не успела договорить Юлдуза, как мама уже захлопнула дверь.
- Ну, вот и лечи людей после этого … Вот и делай людям добро, - бурчала Юлдуза, черпая большой ложкой Пашкино малиновое варенье из литровой банки, и облизывая ее языком.